Перевести страницу

Метелев Герман Селиверстович

Метелёв Герман Селиверстович
(1938-2006)

Живописец, монументалист, график, художник театра и кино, скульптор. Член Союза художников РСФСР. Заслуженный художник России. Лауреат премии им. Г.С. Мосина (1995) и премии Губернатора Свердловской области «За выдающиеся достижения в области искусства» (1999). Заслуженный художник России (2003). Участвовал более чем в 150 выставках.

Большинство его произведений поражает виртуозностью владения техникой живописи, и они наполнены конкретным содержательным смыслом. Художник верен своей основной задаче: утверждению главных ценностей жизни, постановке общечеловеческих проблем. Г. Метелёв – художник-философ.

Работы художника находятся в музеях Екатеринбурга, Челябинска, Читы, Владивостока, Оренбурга, Перми, Кургана, в частных коллекциях России, Швейцарии и Чехословакии.


Подробнее о художнике:

Родился в 1938 году в г. Свердловск.      

            Живописец, монументалист, график, художник театра и кино, скульптор. В 1957 г. окончил Свердловское художественное училище, в 1963 г. —Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина в Ленинграде.

            С 1964 по 1966 гг. работал в творческой мастерской под руководством учителя В. М. Орешникова.

            С 1964 г. участвует в отечественных и международных выставках

 (более 150 выставок,из них 5 — персональных).

            С 1966 г. — член Союза художников России. Неоднократно награждался грамотами Министерства культуры, лауреат премий им. Г. С. Мосина, лауреат премии Губернатора Свердловской области за серию живописных работ 
«Мифологический и библейский цикл».

             В 2003 г. присвоено звание «Заслуженный художник России».

             В 2008 г. в Екатеринбурге создана бронзовая композиция “Горожане. Разговор” скульптора Андрея Антонова в неё вошли Миша Брусиловский, Герман Метелёв и Виталий Волович.  

Универсализм творчества, парадоксальность художественного мышления, артистизмом таланта и невероятная работоспособность, позволили Герману Метелеву занять в искусстве Урала уникальное место. Он был одним из самых ярких персонажей свердловского художественного мира: казалось, все ему было под силу, все удавалось, он работал с легкостью, виртуозно, на едином дыхании. Художник имел известность и успех, его работы представлялись на выставках разного масштаба, вызывая интерес и дискуссии, о его творчестве часто писали журналисты, искусствоведы. 

Путь к профессии художника

Герман рано определился со своими будущими занятиями. В десять лет он поступил в детскую художественную школу. Уже тогда он не сомневался, что ему «после седьмого класса — только в художественное училище. После пяти лет обучения — только в институт им. И. Е. Репина, в Ленинград». В свердловском училище его педагогами были строгий и

опытный Ф. Шмелев; молодой, только что вернувшийся в город после обучения в Харьковском художественном институте А. Казанцев, прошедший войну С. Бочкарев. Их уроки заметно повлияли на  профессиональный рост и развитие Герман. Здесь же он познакомился с будущей своей супругой – Зоей Малининой, учившейся на два курса младше.

Важной ступенью в судьбе художника стал Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина - знаменитая Академия художеств, куда Метелев поступил после окончания училища. Он учился на живописном факультете, она – на театрально-декорационном, его педагогом был известный ленинградский живописец В. Орешников, ее – прославившиеся еще в дореволюционные годы М. Бобышев и О. Сегал.

Художник в городе: ориентация на местности

Герман Метелев вернувшись в Свердловск в 1967 году, он в заново открывает для себя Свердловск, проводя своего рода художественную «ориентацию на местности». Он рассматривает город с высоты, словно паря над ним вместе с голубями и аэропланом («Мой Свердловск», 1968): давно знакомые Метеогорка, телевышка, собор в Зеленой роще, жилые и заводские здания с зависшими над ними серпантинами дымов – все живет и дышит энергией, «прорастая» в небо, закручивающееся в динамичные спирали. Художник видит город в динамичных ритмах строительства, в постоянном изменении и развитии. Его девушки-малярши («Маляры», 1978), «взлетающие» под облака с красками и валиками, «зависают» над землей в рабочих кабинках, как в летательных аппаратах, продолжая при этом бесстрашно красить все подряд, хоть бы и небесный свод.

Мой Свердловск. Метеогрока

Впрочем, город для Германа Метелева – это не только созидательная среда, но нередко метафора несвободы и даже насилия над человеком и природой. Сезонная стрижка деревьев («Весна», 1969) – мучительная процедура уничтожения «лишнего». Лихорадочно отпиливающие и отсекающие лишние ветки деревьев рабочие, одетые в синюю униформу, все на одно лицо, в гротескных позах и жестах, невольно напоминали о том, что с конца 60-х годов вновь ужесточилась цензура.

Весна

Во дворе

Метаморфозы повседневности

В живописи Метелева рубежа 60-70-х годов заметное место заняла «рабочая тема». Метелев любил труд, ремесло как естественную потребность человека, потому трактовка подобных мотивов у него не укладывалась в рамки соцреалистических канонов, нередко вызывая отторжение.

Картина с нейтральным названием «Рабочее утро» (1969) была «забракована» выставкомом одной из республиканских выставок. В круговую композицию, утверждающую неизбежность повседневного жизненного цикла, замкнуты рабочие в стандартных робах и стеганных фуфайках с папиросами и газетой «Правда» в руках, художник с мольбертом. Лишь светлая, словно «сияющая» фигура матери с младенцем выпадает из этого круга. 

Рабочее утро

Гротескные трансформации, а также прочие вольности и неожиданности в живописи Германа Метелева 70-х годов отчасти связаны с тем, что огромной частью творческой жизни художника в эти годы являлся театр.

 Театральные превращения

Театр пришел в жизнь и творчество Метелева благодаря его жене Зое Александровне Малининой (1936‑2011) - блистательному сценографу, многие годы проработавшему в Свердловском театре юного зрителя. Объем работы в театре был столь велик, что частенько над спектаклем трудились всей семьей.

Театр как сюжетный мотив и театрализация как художественный прием вошли в его станковое творчество. Программной стала картина «Театр» (1969) - романтическая «анатомия» театра, демонстрирующая его закрытые уголки, его странных обитателей, драматическую атмосферу. Смысловой и композиционный центр картины – освещенная сцена, на которой разыгрывается комедия Гольдони «Слуга двух господ». А вокруг, как в клеймах житийной иконы, - повседневная театральная сутолока, репетиции, изготовление и монтаж декораций, переодевания, проверка работы софитов, репетиция оркестра, изготовление париков, билетная касса, театральный вахтер и пр.

Театр

Жизнь артиста

Узнавание Урала

Через уникальный предметный мир, своеобразный ландшафт и местную мифологию свершалось в художнике глубинное «узнавание» Урала. Из сказаний о Каменном поясе и его горных недрах рождались живописные легенды мастера. Одна из них - о тайне создания идеальных по структуре кристаллов из многоцветного хаоса форм представлена в картине «Рождение кристалла» (1976‑1988). Длительность работы над ней и принципиальная незавершенность полуабстрактной композиции говорят как о значимости для Метелева темы, так и о сложностях ее пластического решения, до конца не преодоленных автором.

Златоуст

Уральская «кентавриада»

Еще в конце 60-х в творчестве художника, казалось бы, вполне реалистически воспринимавшего окружающий мир, появились персонажи странного обличья – кентавры, буйные и невоздержанные спутники Диониса, обитавшие в горах и лесных чащах, греческой мифологии - воплощение горных рек и потоков.

Впервые кентавры Метелева «материализовались» в графике (гравюра «Кентавры и женщина», 1969), затем – в живописи («Семейная сцена», 1970; «Кентавры и амазонка», 1975).

Семейная сцена

Особое место занял в творчестве Метелева классический мифологический сюжет  «Суд Париса». В картине с одноименным названием - размышления о человеке, истории, времени, о сложности личного выбора, о красоте «земной и небесной» и о многом другом. Соперничество богинь представлено как конкуренция разных идеалов красоты, противоположных эстетических взглядов, воплощенных в контрастных художественных формах. «Суд Париса» относится к числу произведений, которые художник писал особенно долго (1970‑1987) - картина для него всегда путь находок, разочарований, открытий.

Суд Париса